Шлаковые горы и опасные полигоны в Приазовье: как превратить проблему в развитие

19.10 16:18 | Укррудпром

0629.com.ua, 18 октября 2021. Опубликовано 15:12 19 октября 2021 года По приблизительным подсчетам, масса накопленных отходов в Донецкой области уже перевалила за 4 млрд тонн.

Мусор наступает, отвоевывая для себя все новые и новые территории. 

Согласно Реестру мест удаления отходов Донецкой области, площадь земель, занятых полигонами промышленных отходов, достигла 5320 гектаров (0,2% от всей площади Донецкой области, включая неконтролируемые Украиной территории). И это только отходы производства. Если сюда приплюсовать еще и бытовые отходы, то площадь “мертвых” земель в области приблизится к 1% от всей территории. По приблизительным подсчетам, масса накопленных отходов в Донецкой области уже перевалила за 4 млрд тонн. И темпы накопления лишь ускоряются с годами.

И если в европейских странах проблема решается за счет переработки, то в странах со слабой экономикой, к которым относится и Украина, с этим есть серьезные проблемы. Они настолько очевидны, что скоро, как шлаковая гора на берегу моря в Мариуполе, закроют солнце.

Что мы имеем сегодня

Реестр мест удаления отходов включает несколько сотен промышленных предприятий, нуждающихся в складировании побочных продуктов своей производственной деятельности. И в этом списке не только металлургические комбинаты и шахты. Там и энергетики, и транспортники, и пищевики, и строители.

Например, по данным областного департамента экологии, один из крупнейших полигонов промышленных отходов в регионе — площадка ООО “Экоресурс” в Константиновке. Компания торгует ломом и другими отходами, и площадь ее полигона составляет 31,327 гектаров.

Однако безусловным лидером по количеству промышленных отходов и площади занимаемых ими территорий являются металлургические заводы Метинвеста.

В департаменте экологии ДонОДА сообщили, что в настоящее время ММК им. Ильича и МК “Азовсталь” размещают свои отходы на пяти площадках: 

 “Балка Грековатая”  — используется двумя заводами,

Свалка промышленных отходов МК “Азовсталь”, 

Склады (отвалы) металлургических шлаков МК “Азовсталь” (не используется с 2018 года), 

Акватория защитной дамбы МК “Азовсталь”, 

Золонакопитель МК “Азовсталь”. 

В начале двухтысячных в Мариуполе были полны оптимизма избавиться от значительной части промышленных отходов, в частности, шлаков.

В то время ООО “Скраб” приобрело в собственность шлаковую гору на ул. М. Мазая и начало ее разработку. Оно извлекало металл из слежавшегося шлака. Предполагалось, что в течение нескольких лет от шлаковой горы, которая появилась на карте города больше 100 лет назад, не останется почти ничего. Однако с началом военного конфликта компания полностью остановила работы.

С начала 2000-х активно перерабатывался шлак и на ММК им. Ильича. Цех по переработке шлаков ММКИ выдавал шлакоблоки, очередь на покупку которых была расписана на несколько месяцев вперед. Однако в 2014 году спрос на шлакоблок практически упал до нуля. Не до строительства стало мариупольцам. Цех был закрыт.

Перерабатывали шлаковые отходы и на “Азовстали”. В 10-е годы 21 века комбинат торговал шлаком. И от руководства комбината даже исходили оптимистичные прогнозы, что через 5-10 лет от шлаковой горы в море можно будет полностью избавиться.

Но события 2014-го года остановили эти процессы. Шлак оказался никому не нужен в Донецкой области, а из-за усложнившейся логистики его доставка стала такой дорогой, что и в другие регионы продавать его стало невыгодно собственнику. А вот складировать — выгодно.

По информации управления экологии горсовета, стоимость размещения одной тонны промышленных отходов обходится Метинвесту всего около 17 грн. Поэтому нереализуемый шлак стал всё накапливаться и накапливаться. Так шлаковая гора на берегу моря из небольшого холма превратилась в монстра. А ее угрожающая высота вынудила руководство комбината принять решение о прекращении использования шлаковых отвалов на территории меткомбината.

Начиная с 2018 года МК “Азовсталь” возит свои металлургические отходы в балку Грековатую, в Сартане. 

Чем это грозит Сартане, и не только ей

На территории Мариуполя и Мариупольского района сберегаются промышленные отходы 2-4 класса опасности.

 Ответственность за безопасную эксплуатацию мест удаления отходов несет загрязнитель. 

“На ММКИ осуществляется регулярный контроль состояния почв и подземных вод в зоне влияния места удаления отходов (б. Грековатая). Отбор почв производится с периодичностью один раз в год, подземных вод — один раз в квартал. По данным мониторинга, превышений загрязняющих веществ в почве и подземной воде не зафиксировано.

На меткомбинате “Азовсталь” контроль за влиянием шлаковых отвалов комбината на окружающую среду осуществляет по договору Мариупольский филиал ДУ “Донецкий ОЛЦ МОЗ Украины”. Ежеквартально выполняется отбор проб поверхностных вод (Азовское море) и измерение в них содержания тяжелых металлов. Два раза в год выполняется отбор проб грунтов (почвы). Все замеры в пределах нормы”, — в ответ на наш запрос проинформировали в пресс-службе Метинвеста.  

Однако в настоящее время совершенно непонятно, кем и как осуществляется контроль за достоверностью предоставляемых данных.

Мы запросили информацию о результатах исследования состояния грунтовых вод на полигонах промышленных отходов в динамике за несколько лет. Данные предоставил департамент экологии Донецкой областной военно-гражданской администрации.

МК “Азовсталь”

ММК им Ильича, балка Грековатая

Метинвест имеет специальные скважины на территории полигонов, из которых берет пробы воды, и декларирует, что  качество воды практически не меняется на протяжении последних лет и соответствуют нормам для грунтовых вод.

Однако эксперт в вопросах промышленной экологии и охраны окружающей среды Лина Плющакова, ознакомившись с предоставленными результатами исследований, отмечает: департамент экологии сравнивает полученные результаты исследования качества воды с классификатором, а не с нормативами. Поэтому такое сравнение  — некорректное. И утверждать, что грунтовые воды в пределах нормы — нельзя.

Эксперты не могут дать однозначного заключения и по качеству грунтовых вод в Сартане, которая сейчас вплотную граничит с новым шлаковым полигоном Метинвеста. 

“Еще четыре года назад моя дочь делала анализ воды в колодце во дворе, — говорит Галина, жительница Сартаны, — и эту воду можно было пить. Сейчас она не вкусная. Пить нельзя. Я ее только для технических нужд использую”.

Улица, на которой живет женщина, выходит на край Сартаны и дальше — к балке Грековатой.

“Люди у нас натерпелись, когда “Азовсталь” стала возить свой шлак через Сартану. Пыль стояла, дышать нечем людям, кто вдоль дороги живет. Но сейчас стали по бетонке возить, полегче стало”, — говорит она.

Мы взяли пробу воды из ее колодца, и еще из одного, ниже по улице.

Результаты воды, которую еще 4 года назад можно было пить, — удручающие. И в одной, и во второй пробе превышение по общему содержанию солей более чем в три раза, сульфатов — в три раза, кальция — почти в 4 раза, натрия, магния — в 2 раза больше предельно допустимой нормы.

Кроме того, в незначительной концентрации в воде присутствуют медь, цинк, висмут, алюминий, никель. Но главное — она очень соленая.

“По своей солености вода в колодцах Сартаны ближе по составу к морской. Однако пока что мы можем это констатировать только как факт. Говорить о том, что вода стала такой  под влиянием шлаковых отвалов нельзя. Нужны дополнительные исследования”, — поясняет Лина Плющакова.

 Исследование проводила киевская лаборатория “УкрХимАнализ”. Вердикт однозначный: вода не пригодна для употребления.

Не исключено, что на ее качество влияет не только соседство с новой шлаковой горой, но и химические отстойники, расположенные неподалеку, на территории Мариупольского металлургического комбината им. Ильича. 

Вообще, говоря о том, насколько безопасно хранение отходов на шлаковых отвалах, важно учитывать меняющуюся климатическую ситуацию.

Начальник управления по вопросам экологии, энергоменеджмента и охраны труда Мариупольского городского совета  Ваагн Мнацаканян обратил внимание на аномальные ливни, которые пролились в Мариуполе нынешним летом.

“Мы не сталкивались с такой проблемой  ранее. Не замечать изменений климата было бы ошибочно. Ливни такой большой интенсивности забивают не только ливневки. Они смывают верхний слой и со шлаковых гор. И это все попадает на поля и в море. И в новых реалиях надо думать, как обезопасить природу от еще большего урона, который может нанести ей деятельность человека”.

Об уровне опасности этих дождевых смывов можно судить по тому, какие именно промышленные отходы складируются на полигонах. Смотри схему промышленных отходов, которые складируются в Мариуполе и Сартане. На ней указано название вещества и класс опасности.

 Почему так происходит

Еще в 70-е годы прошлого века проблема шлаковых отвалов не стояла так остро, как сегодня. Из шлака делали цемент, шлакоблоки, пензу, другие строительные материалы. Его продавали в другие регионы страны. 

Собственно, ситуация с отходами металлургии была то лучше, то хуже. Но в целом удавалось ее контролировать. 2014-й год в корне изменил ситуацию. 

Переработка шлаков не остановилась. Но сама продукция переработки оказалась никому не нужна. “После 2014 года реализация шлаковой продукции снизилась примерно в 2 раза из-за потери части рынков сбыта и ухудшения транспортно-логистической ситуации. При этом мощности и объемы переработки шлаковых отвалов остались на том же уровне. 

Валовый объем образования шлаков по двум комбинатам составляет порядка 12 тыс. т/сутки. Совокупно комплексы АМКОМ (комплекс по переработке металлургических шлаков — прим.авт.) перерабатывают 3 тыс. т/сутки сталеплавильных шлаков текущего производства; установки грануляции ММКИ  — еще порядка 3 тыс. т/сутки доменного шлака текущего производства, и комплекс ДСУ-2 ММКИ перерабатывает порядка 2 тыс. т/сутки доменных шлаков текущего производства”, — раскрыли текущее положение дел в Метинвесте. 

То есть сейчас два металлургических завода в Мариуполе  перерабатывают около 2/3 объемов шлаков текущего производства. Но это не решает проблему. Как утоняют сами металлурги, переработка на АМКОМах заключается в извлечении железосодержащей части, а остаточный шлаковый материал либо реализуется как щебень, либо размещается в отвале. 

Граншлак, который также производят в Метинвесте, реализуется как продукция для цементной промышленности. Но есть невостребованные объемы. Их тоже отправляют в места удаления отходов. 

Так гора и растет.

Мы в течение рабочего дня наблюдали за работой свалочного полигона в балке Грековатой. Грузовики с отходами идут каждые 3-5 минут.  Причем все до единого грузовики ехали нетентованными, что, по словам Ваагна Мнацаканяна, является грубым нарушением экологических требований.

 “Мы периодически проверяем, как доставляется шлак. Отходы должны быть накрыты тентом. Это обязательное требование. Люди не должны страдать”.

Но по факту тенты на грузовиках, очевидно, появляются лишь в момент проверок управлением экологии. В остальное время шлак падает с грузовиков, оставляя по всей протяженности дороги на обочинах толстый слой опасных отходов.

 Всего за два с половиной года эксплуатации балка Грековатая догнала шлаковую гору на “Азовстали” по своим размерам.

 В Метинвесте утверждают, при нынешних темпах заполнения полигона  балки Грековатой хватит на 10 лет. “А что дальше?” — задали мы вопрос представителям компании.

“Будем искать новые места под полигоны”, — ответили в Метинвесте.

Что со всем этим делать

Как утверждает Ваагн Мнацаканян, есть только два способа решения проблемы: либо переработка, либо рекультивация. Другого пути нет.

В Европейском Союзе используются обе практики.

Например, в Дюнкерке шлаковая гора, как в Мариуполе, выросла прямо на берегу моря. В начале 2000-х сразу две компании вложили средства в то, чтобы открыть возле этой горы производство строительных материалов на основе металлургических шлаков. Работа проводится на протяжении последних десяти лет. Гора уменьшается, но еще не исчезла полностью.

Так что переработка — процесс долгий. И она может решить проблему в одном единственном случае: если вновь образуемые шлаки перерабатываются на 100%. Например, на металлургических заводах Германии проблем с переработкой нет. Там правительство на законодательном уровне обязало строительные компании при выполнении дорожных работ использовать на 50% неприродное сырье (вместо карьерного гранита, например, — шлак). Поэтому строители, дорожники стоят в очереди на метзаводах, чтобы забрать шлак.

В Украине, по инициативе депутатов, связанных с Метинвестом, правительство также издало распоряжение о том, чтобы 10% материалов при строительстве дорог приобретались бы на металлургических предприятиях. Однако строители не спешат это распоряжение исполнять. Совладелец одной строительной компании на условиях анонимности пояснил, почему так происходит. Дело в том, что доставка шлаков зачастую обходится дороже, чем, к примеру, покупка гравия в карьере, в непосредственной близости от места строительства. Все так или иначе упирается в деньги.

В Мариуполе квоту в 10% выбирают только коммунальные предприятия. Однако, по словам Ваагна Мнацаканяна, потребность города в шлаке исчисляется десяткам тысяч тонн, а производят его заводы — миллионами тонн.

И это касается только новых отходов. Со старыми — еще сложнее. 

Например, в случае с азовстальской горой, считает глава депутатской комиссии по вопросам экологии Максим Бородин, переработка вряд ли возможна. Шлак там уже настолько слежался, что полностью убрать его с побережья будет мало реалистично. По мнению Максима Бородина, Метинвест, скорее, пойдет по пути рекультивации отвалов.

Пример рекультивации применен во французском городе Ланс. Здесь превратили в музей шахтный террикон.  Музей “Лувр-Ланс” является филиалом парижского Лувра. И посмотреть его, а также подняться по специально сделанным ступеням на вершину террикона в Ланс приезжают тысячи туристов.

Опыт Ланса был бы возможен и на азовстальской шлаковой горе, если бы собственник принял кардинальное решение о переносе производственных мощностей “Азовстали” на площадки ММК им. Ильича. Этот вопрос уже несколько лет обсуждается и в муниципалитете, и в общественных организациях экологической направленности, и собственно, в самом Метинвесте. Из последних новостей, озвученных городским головой Вадимом Бойченко: “Азовсталь” таки перенесут, но через 20 лет. 

В общем, пока что о рекультивации шлаковой горы с туристической перспективой речи не идет. Но вот рекультивация с целью сделать ее безопасной, облагородить верхний слой, — такое возможно.

“Мы сейчас разрабатываем стратегию Мариуполя 2030 и отдельно — новую экологическую программу, которая станет пошаговым инструментом для реализации стратегии. И этот вопрос там сейчас тоже обсуждается. Я пока не могу сказать, что именно и как будет сделано. Мы просто еще не получили все ответы на вопросы, которые ставим Метинвесту. Но поверьте, мы понимаем, что шлаковые отвалы, так же, как и проблема чистого воздуха и качественной питьевой воды, — ключевые для Мариуполя”, — заверил Ваагн Мнацаканян.

По его мнению, скорее всего, на “Азовстали” будет применен комбинированный подход — частично рекультивация, частично переработка.

Кто должен отвечать за отходы — собственник заводов или государство?

Существует две точки зрения на эту проблему.

Депутат Максим Бородин отстаивает позицию, что решать проблему отходов должны те, кто их вырабатывает.

“Метинвест — частная компания, а не государственная. Ее собственник зарабатывает на торговле металлом миллионы долларов. Так почему же решать проблему отходов нужно не за его счет, а за деньги налогоплательщиков? Это несправедливо. Государство должно выработать такой механизм, при котором собственнику будет выгоднее перерабатывать шлак, чем складировать. Только так можно решить проблему”, — убежден депутат и экоактивист.

 

 

В самом Метинвесте считают иначе. Там убеждены, что без государственной политики в сфере переработки отходов проблему не решить. В Метинвесте систематически добиваются льгот и по транспортировке шлаков, и квот по использованию шлаков на строительстве.

В управлении экологии горсовета частично разделяют позицию Метинвеста.

“Есть объективные причины, почему шлак перестали использовать в прежних объемах, — говорит Ваагн Мнацаканян. — Оккупация отдельных районов Донецкой и Луганской областей усложнила транспортную логистику, что удорожило доставку. То есть фактически сейчас шлак рентабельно использовать только в Мариупольском районе. Значит, отпала огромная часть рынков сбыта. В самом Мариуполе строительство практически остановилось с 2014 года. А шлак производится каждый день. И с ним что-то нужно делать. Для решения проблемы не обязательно тратить бюджетные деньги. Иногда достаточно управленческих решений. Например, если бы компании на “Великом будівництві” дорог использовали шлак, проблема со шлаковыми отвалами решилась бы”.

Однако пока четкой, понятной стратегии обращения с отходами в Украине нет.

“Была проведена определенная работа с целью гармонизации украинского законодательства по обращению с отходами в соответствии с требованиями ЕС. В частности, Закон Украины “Об отходах” в целом учитывает требования Рамочной Директивы 75/442 / ЕЭС об отходах и Директивы об опасных отходах 91/689 / ЕЭС. Но во многом украинское законодательство является фрагментарным, неполным или отличным от соответствующего законодательства ЕС — прежде всего, что касается захоронения отходов на полигонах, а также относительно неопределенности национальной стратегии обращения с ними. В то же время соответствующее европейское законодательство постоянно развивается, и Украине необходимо еще пройти значительный путь развития собственной нормативно-правовой базы и гармонизации ее с экологическим правом ЕС”, — отмечают в НП “Экспертный центр”.

Это сложный путь. Промышленное лобби в Верховной Раде часто блокирует принятие важных экологических законов, как это было с законопроектом №4167. Остается надежда, что лоббистом решения экологических проблем станет сам рынок металла и, конечно, природа, которая все чаще дает понять, чем может обернуться пренебрежительное к ней отношение.

Анна РОМАНЕНКО

Добавить комментарий

Автор:

Введите Код, указанный на рисунке
 




Новини

08:48 - Іноземцю згідно трудового договору виплачується заробітна плата: чи є база нарахування єдиного внеску?
08:48 - Оформлення заяви за ф. № 1-ОПП, якщо на облік береться договір про спільну діяльність
08:47 - Акцизний податок: визначення ставки для спирту плодового та спирту коньячного
08:47 - Чи потрібна ліцензія підприємствам первинного виноробства для здійснення поставки виноматеріалів підприємствам вторинного виноробства?
08:46 - Для яких валютних операцій передбачено одержання індивідуальної ліцензії НБУ?
08:46 - Який код КОАТУУ зазначається у 2021 році в рядку 7 податкової декларації з плати за землю?
08:45 - За нестворення фіскальних звітних чеків (щоденних Z-звітів) передбачена відповідальність
08:45 - До уваги юридичних осіб - платників єдиного податку!
08:45 - Інформація для платників податку на нерухоме майно, відмінне від земельної ділянки, яких включено до Реєстру ВПП
08:44 - Умови, за яких ФОП – «загальносистемник» має право включити до складу витрат кошти, сплачені за придбання програмного забезпечення
08:44 - Визначення вартості успадкованого (подарованого) інвестиційного активу з метою оподаткування ПДФО
08:44 - Порядок сплати податкового зобов’язання з податку на прибуток при виплаті дивідендів
08:43 - До уваги платників ПДВ!
08:43 - Змінили дані, які вносяться до облікової картки фізособи – платника податків (заява за ф. № 5ДР) – повідомте контролюючий орган!
08:42 - Який термін проведення камеральної перевірки одноразової (спеціальної) добровільної декларації?
08:42 - Податковий календар на 09 грудня 2021 року
08:41 - Проведено онлайн засідання комітету за галузевою ознакою «Аграрний бізнес» Громадської ради при Головному управлінні ДПС у Дніпропетровській області
08:41 - Ганна Чуб: Одноразове добровільне декларування – унікальна можливість легалізувати доходи, з яких не були сплачені податки
08:41 - Від платників Дніпропетровського регіону протягом січня – листопада 2021 року держбюджет отримав понад 3,3 млрд гривень податку на прибуток
08:40 - Рентна плата за воду: надходження до місцевих бюджетів від платників Дніпропетровської області збільшились майже в 2 рази
08:40 - Загальний фонд держбюджету з початку 2021 року отримав від платників ПДФО Дніпропетровщини майже 7,2 млрд гривень
08:40 - До уваги контролюючих органів, інших органів державної влади, банків та фінансових установ!
08:39 - Державна податкова служба України взяла участь у щорічному заході «Марафон кар’єри»
08:39 - Правом на податкову знижку скористалися 133 тис. громадян
08:38 - У січні – листопаді до бюджету надійшло 97,4 млрд грн акцизного податку та плати за ліцензії
08:30 - Поставки газа в Украину снизились в 6 раз
08:30 - ЕБРР выделит 50 млн долларов Томашу Фиале на развитие индустриальной и логистической недвижимости в Украине
08:30 - У министра инфраструктуры Александра Кубракова нашли незадекларированный оффшор
08:30 - Пророчество мольфарки. Зачем Коломойский пугает Зеленского Юлией Тимошенко
08:30 - Высший антикоррупционный суд отказался ускорить передачу дела о подкупе бывшего главы “Укравтодора”


Більше новин

ВалютаКурс
Австралійський долар19.4069
Канадський долар21.566
Юань Женьміньбі4.2924
Куна4.0858
Чеська крона1.2065
Данська крона4.132
Гонконгівський долар3.5057
Форинт0.083968
Індійська рупія0.36236
Рупія0.0019005
Новий ізраїльський шекель8.6723
Єна0.24048
Теньге0.062514
Вона0.023174
Мексиканське песо1.2839
Молдовський лей1.5444
Новозеландський долар18.5049
Норвезька крона3.0121
Російський рубль0.367
Саудівський ріял7.2857
Сінгапурський долар19.9895
Ренд1.7102
Шведська крона2.9942
Швейцарський франк29.5015
Єгипетський фунт1.7354
Фунт стерлінгів36.1803
Долар США27.3317
Білоруський рубль10.7179
Румунський лей6.2084
Турецька ліра1.9997
СПЗ (спеціальні права запозичення)38.1423
Болгарський лев15.7142
Євро30.7277
Злотий6.6901
Алжирський динар0.19655
Така0.31718
Вірменський драм0.055964
Іранський ріал0.00064796
Іракський динар0.01864
Сом0.32096
Ліванський фунт0.018053
Лівійський динар5.921
Малайзійський ринггіт6.4737
Марокканський дирхам2.9501
Пакистанська рупія0.1554
Донг0.0011973
Бат0.80788
Дирхам ОАЕ7.4093
Туніський динар9.4268
Узбецький сум0.0025247
Туркменський новий манат7.7755
Сербський динар0.26319
Азербайджанський манат16.0319
Сомоні2.4095
Ларі8.7225
Бразильський реал4.8554
Золото48618.45
Срібло611.57
Платина26156.71
Паладій51359

Курси валют, встановлені НБУ на: 08.12.2021

ТікерOpenMaxMinCloseVolume
20573627943.8927943.8927943.8927943.893492986.25
AAPL46004600460046004600.00
AMD399339933993399363888.00
BAVL0.4250.4250.4250.42576500.00
DOEN24.9924.9924.9924.99249.90
KER410410410410410.00
MHPC1941941941941940.00
TATM5.45.45.45.45400.00
UNAF300.2300.2290.2290.2708780.00

Дані за 07.12.2021