Скинуть лишний балласт: что власть готовит для шахтеров и угольной отрасли

18.02 07:24 | Укррудпром

Апостроф, 17 февраля 2020. Опубликовано 07:20 18 февраля 2020 года Кабмин затеял большую “чистку” шахт.

Последние несколько месяцев, ситуация в государственном в угольном секторе страны стремительно ухудшается: долги по зарплатам шахтерам растут, а добыча угля падает (в 2019 году снизилась на 6,2%, по сравнению с 2018 годом). Шахтеры перекрывают автотрассы, устраивают забастовки, отказываются подниматься из забоев, а в это время правительство говорит о планах закрыть некоторые шахты в виду их нерентабельности. Что ждет угольную отрасль страны и шахтеров, разбирался “Апостроф”.

Проблемы

Суммы задолженности по зарплатам шахтерам действительно впечатляют. Так, по данным Государственной службы статистики, на 1 января 2020 года долг перед горняками составил 692,4 миллиона гривен. Такая ситуация толкает шахтеров на крайние меры. Например, 4 февраля 14 горняков шахты “Капитальная” ГП “Мирноградуголь” после смены отказались подниматься на поверхность до тех пор, пока им не погасят долги по зарплате, а это более 93 миллионов гривен. В конце января протестовали шахтеры Львовской области, перекрыв трассу Львов — Рава-Русская.

В экстренном порядке Кабмин пытается заткнуть финансовые “пробоины” в тонущем корабле угольной отрасли, перечисляя миллионы гривен на выплату задолженности, но погасить все долги, не говоря уже о стабильной выплате зарплат шахтерам, правительству не удается. Кстати, в бюджете 2020 заложено почти 2 миллиарда гривен только на выплату зарплат горнякам.

Почему все плохо?

В Кабмине на этот вопрос отвечают просто: во-первых, большинство государственных шахт нерентабельны. Это действительно так, но, по словам экспертов, опрошенных “Апострофом”, причины этой нерентабельности как раз в неумелом управлении государством своими угольными активами.

“На государственных шахтах коррупция — основной принцип работы. Частные шахты за последние 10 лет нарастили добычу и ни разу не становились фигурантами скандалов с выплатой зарплат”, — поясняет “Апострофу” политолог Кирилл Сазонов.

Кроме того, на государственных шахтах используется устаревшее оборудование, которое потребляет слишком много электроэнергии, что отражается на себестоимости добычи тонны угля.

“Если работать на молотках, на старом оборудовании и не вкладывать в модернизацию ничего, то, конечно, угольная продукция будет неконкурентной, — добавляет “Апострофу” глава подкомитета по вопросам угольной промышленности комитета ВР по вопросам энергетики Михаил Бондарь. — Если закупить новое оборудование и снизить себестоимость добычи, то наш уголь будет пользоваться спросом на рынке”.

Во-вторых, по мнению членов Кабмина, государственные шахты добывают больше угля, чем реализуют, соответственно не получают доходов, а нет доходов — нет зарплат.

“Логики в этом нет вообще. Это все равно, что, если сейчас кто-то произвел бриллианты, а их не купили, значит, бриллианты делать не нужно. Другое дело, что если, условно говоря, себестоимость добычи угля 10 тысяч гривен за тонну, а ТЭС берет его не дороже тысячи гривен за тонну”, — комментирует ситуацию “Апострофу” директор специальных проектов научно-технического центра “Психея” Геннадий Рябцев.

Но как же так вышло, что украинского угля оказалось в избытке и шахтеры не могут его продать? Все дело в том, что украинским ТЭС, куда и продается отечественный уголь, он становится не нужен. И все “благодаря” импорту электроэнергии из РФ и Беларуси.

“Допустив импорт электроэнергии из России, происходит уничтожение украинской генерации, которая работает на отечественном угле”, — сетует Бондарь.

Кстати, об этой проблеме заявлял и министр энергетики и защиты окружающей среды Алексей Оржель.

“У нас основной потребитель угля — электроэнергетика. Электроэнергетика у нас сейчас имеет снижение потребления”, — говорил Оржель.

Что делать?

Чтобы ответить на этот вопрос, президент Владимир Зеленский поручил Кабмину разработать комплексную программу реструктуризации угольной отрасли. Говоря проще — скинуть лишний балласт в виде нерентабельных шахт. И бюджету легче, и государству проще. Для этого правительство должно провести аудит на всех 33-х государственных шахтах, выявить перспективные и неперспективные, а потом последние просто ликвидировать.

“Конечно, будет сокращаться (количество шахт, — “Апостроф”). Это напрямую зависит от их рентабельности, ведь значительное количество из них — нерентабельны”, — отмечал Оржель.

И здесь стоит отметить, что эпопея с ликвидацией убыточных шахт имеет в Украине долгую и богатую историю. Реструктуризировать отрасль пытался и Ющенко, и Порошенко, да и в энергетической стратегии Украины, которую запланировано реализовать до 2035 года, есть этот же пункт.

Но почему же долгие годы это не удавалось сделать, и, по словам экспертов, вряд ли удастся нынешнему составу Кабмина.

Во-первых, закрытие шахт, пусть даже и убыточных, выгодно далеко не всем. И речь сейчас не о простых шахтерах.

“За всеми государственными шахтами сохраняются так называемые “смотрящие”. Иногда они меняются, но система не меняется, — отмечает Геннадий Рябцев. — Такое предбанкротное состояние вполне выгодно тем, кто “курирует” эти шахты. Миллиардные задолженности по зарплатам, деньги ежегодно выделяются, а на что и куда они идут — неизвестно”.

Во-вторых, закрыть шахту — это не так же, как закрыть магазин. Это тоже стоит денег и немалых.

“Просто так закрыть шахту на замок нельзя, — поясняет “Апострофу” профессор международной экономики Мариупольского государственного университета Юрий Макогон. — Даже после закрытия ее нужно обслуживать. Она перестает давать уголь, а соответственно, вообще какие-либо деньги. Но из нее нужно откачивать воду, газ, должен работать вентиляционный ствол, должны быть смены рабочих. Около сотни человек нужно будет все равно держать на каждой из таких ликвидированных шахт”.

Впрочем, деньги на реструктуризацию, то есть, на закрытие шахт, государство предусмотрело. И их уже даже начали осваивать, правда, на другие цели.

“В 2019 году, еще осенью, когда формировался бюджет на 2020 год, я неоднократно предупреждал Кабмин, что если сейчас не заложить средства на модернизацию шахт, а закладывать средства только на реструктуризацию, то рано или поздно, деньги на реструктуризацию придется перебрасывать на погашение задолженности по зарплатам шахтерам, — добавляет Бондарь. — Что теперь и происходит: 320 миллионов гривен с реструктуризации перебросили на выплату задолженности. Соответственно, вся критика, что предыдущие правительства годами не реструктуризировали шахты, содержали их как “кормушку”, оказалась бессмысленной. Продолжается та же самая политика: шахты, которые планировали закрывать, не закрывают, потому что нет для этого средств — их отдали на зарплаты”.

Шахтеров в бизнес?

Но главная проблема даже не в деньгах и политической воле. Главная проблема — что делать с шахтерами закрытых предприятий? Без работы рискуют остаться около 40 тысяч украинцев, задействованных в угледобыче.

“Решение этого вопроса всегда отодвигалось. А почему? Да потому что перед закрытием шахт необходимо обеспечить работой шахтеров и членов их семей. А для этого необходимо разработать соответствующие программы, предусмотреть средства. Но никто не хочет этим заниматься”, — сетует Рябцев.

Публично в министерстве признают, что это “тяжелый социальный вопрос”, и для горняков нужно будет искать другие варианты трудоустройства.

“В Украине уже была волна реструктуризации шахт, но нам помогали наши западные партнеры, в частности англичане, — вспоминает Макогон. — При помощи различных фондов было организовано переобучение горняков на новые специальности, учили малому бизнесу, выдавали кредиты, но постепенно все это свелось на нет. Дело в том, что шахтеры очень сложно идут на переобучение, например, в сторону малого бизнеса. Они привыкли к другому труду: коллективному, тяжелому, опасному, но они работают бригадой плечом к плечу. Остаться один на один с проблемой, а бизнес — это самостоятельное решение проблем, для них сложно. Поэтому все это мы уже проходили”.

Но заявления министра о других вариантах трудоустройства для горняков — это публичная политика, а вот на заседании профильного парламентского комитета члены экспертной группы Минэнергетики подсчитали, что средний возраст работника государственного угледобывающего предприятия составляет 47 лет.

“Большая часть работников, которые там работают, — это фактически пенсионеры”, — отмечал один из членов экспертной группы (заявление есть в тексте стенограммы заседания).

Соответственно, ломать голову над тем, чтобы трудоустроить пенсионеров, в правительстве вряд ли будут, в надежде, что как-нибудь оно решится все само.

“Такое чувство, что думают, что все рассосется само: работники, понимая, что не будет выплачиваться зарплата, что перспектив нет, потихоньку начнут сами увольняться. Наверное, думают, что так оно и будет”, — резюмировал Михаил Бондарь.

Артур ГОР

Добавить комментарий

Автор:

Введите Код, указанный на рисунке
 




Новини

10:00 - Неделя в регионах. Первые видеодепутаты, “коронованный облсовет и медицинский “козырь” закарпатского губернатора
10:00 - Энергохолдинг Рината Ахметова остановил шахты “ДТЭК Добропольеуголь”, “Белозерская” и ЦОФ “Октябрьская”
09:06 - Французы продали китайцам долю в контейнерном терминале в Одессе
09:06 - После выполнения условий МВФ Украина получит в течение 15 дней первый быстрый транш в 2 млрд долларов
09:06 - 30 марта Рада попытается принять “антиколомойский” закон
08:12 - НБУ 27 марта увеличил интервенции в поддержку гривны на межбанке до 16 млн долларов
00:34 - Ні Дефолту
00:33 - Підсумки дня на валютному ринку!
00:33 - Звернення бізнесу до Верховної Ради України
23:48 - Оперативна інформація про поширення коронавірусної інфекції COVID-19
23:48 - Розпочато громадське обговорення пропозицій до проєкту закону "Про фінансові послуги та діяльність з надання фінансових послуг"
23:47 - НБУ рекомендує банкам реструктуризувати кредити позичальникам, які постраждали через пов’язані із пандемією обмеження
23:47 - Національний банк перерахує 42,7 млрд грн прибутку до Державного бюджету у 2020 році
23:24 - На Тернопільщині дистанційно консультували представників регуляторних органів
23:24 - На Черкащині виявлено рішення органів місцевого самоврядування, прийнятих з порушенням законодавства
23:24 - На Донеччині розробників Регламенту Центру надання адміністративних послуг виконкому Сіверської міської ради консультували онлайн
23:24 - На Запоріжжі дистанційно працювали над проектами регуляторних актів
22:24 - Атестація педагогічних працівників в умовах карантину – роз'яснення МОН
22:16 - Доза COVID-19 - вирусная экономика: может ли COVID-19 и США своими действиями поламать USD
22:14 - COVID-bond
21:39 - Як працює зараз оформлення медвиробів та медобладнання для боротьби з коронавірусом?
21:32 - Рекомендации акционерным обществам – как провести годовое собрание акционеров, не нарушив карантин и требования закона об АО
21:30 - Неробаноміка: основне за 27 березня
20:18 - Дмитро Кулеба прийняв Посла Литовської Республіки в Україні з нагоди завершення його дипломатичної місії
20:18 - Уряд прийняв рішення надати одноразову допомогу родинам загиблих та ветеранам, які отримали інвалідність під час участі в АТО/ООС
20:18 - Уряд спрощує порядок надання субсидій для громадян, які втратили роботу у зв’язку з карантином
20:18 - Мінветеранів і Товариство Червоного Хреста України об’єднають зусилля для підтримки в карантинний період ветеранів з інвалідністю та тих, хто залишився на самоті
20:18 - В Ужгороді розпочали виявляти COVID-19 методом ПЛР
20:18 - Українським громадянам забезпечено доїзд на територію нашої держави
19:36 - Пропуск граждан через линию разграничения на Донбассе прекращается с 28 марта


Більше новин

ВалютаКурс
Австралійський долар17.0254
Канадський долар19.9759
Юань Женьмiньбi3.9718
Куна4.0589
Чеська крона1.1309
Данська крона4.1418
Гонконгівський долар3.6356
Форинт0.086901
Індійська рупія0.37673
Рупія0.0017429
Новий ізраїльський шекель7.8478
Єна0.25912
Теньге0.063243
Вона0.023275
Мексиканське песо1.2014
Молдовський лей1.5619
Новозеландський долар16.7224
Норвезька крона2.6339
Російський рубль0.35783
Саудівський рiял7.4935
Сінгапурський долар19.6329
Ренд1.6004
Шведська крона2.8017
Швейцарський франк29.2158
Єгипетський фунт1.7889
Фунт стерлінгів34.4974
Долар США28.183
Бiлоруський рубль10.9181
Азербайджанський манат16.6409
Румунський лей6.3901
Турецька ліра4.3657
СПЗ (спеціальні права запозичення)38.4569
Болгарський лев15.826
Євро30.9027
Злотий6.8301
Алжирський динар0.20442
Така0.28946
Вірменський драм0.051379
Іранський ріал0.00058548
Іракський динар0.020664
Сом0.35204
Ліванський фунт0.016312
Лівійський динар17.415
Малайзійський ринггіт5.8341
Марокканський дирхам2.5537
Філіппінське песо0.48228
Донг0.0010581
Бат0.77962
Дирхам ОАЕ6.6948
Туніський динар8.6081
Узбецький сум0.0025813
Новий тайванський долар0.8119
Туркменський новий манат7.0257
Ганське седі4.4547
Сербський динар0.22954
Сомоні2.5403
Ларі8.8533
Бразильський реал5.4721
Золото45844.44
Срiбло407.03
Платина20875.43
Паладiй66082.65

Курси валют, встановлені НБУ на: 30.03.2020

ТікерOpenMaxMinCloseVolume
CEEN777711900.00
DOEN24.524.524.524.56125.00
KVBZ222222222200.00

Дані за 27.03.2020