Пристайко на заметку. Каково было хорватам в патруле с врагом

17.02 17:00 | Укррудпром

Деловая столица, 17 февраля 2020. Опубликовано 16:20 17 февраля 2020 года Хорватский опыт дезавуирует идею совместного патрулирования в том виде, о котором говорит команда Зеленского, ссылаясь на… хорватский опыт.

Владимир Зеленский считает, что безопасность на период подготовки и проведения местных выборов на Донбассе может обеспечить совместное патрулирование, совместный контроль границы, который обеспечат “как украинцы, так и представители временно оккупированных территорий, так и ОБСЕ”. О предложении, которое уже обсуждалось в нормандском формате и в Минске, он рассказал во время Мюнхенской конференции по безопасности.

Источник в украинской делегации пояснил журналистам, что “речь идет о совместном патрулировании на оккупированных территориях украинской полиции, ОБСЕ и территориальной полиции”.

Позже министр иностранных дел Вадим Пристайко сообщил, что в процессе обсуждения идеи создания совместных патрулей на Донбассе будет учитываться опыт Хорватии.

Что ж говорит нам хорватский опыт?

Во-первых, сразу нужно понимать, что, да, хорваты и сербы вместе в составе патрулей “переходной полиции” обеспечивали безопасность на территории хорватского Подунавья (район знаменитого Вуковара) во время мирной реинтеграции региона. Однако это не были “бойцы хорватской армии”, с одной стороны, и “солдаты Сербской Краины” — с другой. В хорватском Подунавье тогда действовала переходная администрация ООН, которая должна была обеспечить реинтеграцию бывшей “сербской республики” в состав Хорватии, и “переходные полицейские” были частью ооновской программы. То есть, по сути, это была “полиция ООН”. В совместных патрулях всегда было три патрульных — хорват, серб и представитель ООН. Хорватские и сербские патрульные различались только национальностью в этническом смысле этого слова, статус у них был одинаковый — сотрудники “переходной полиции” под эгидой ООН. Никаких отдельных знаков различия не было, только один общий символ ООН на одинаковой форме.

Совместные патрули отвечали за безопасность “внутри” территории региона, который Хорватия возвращала мирным путем. Контроль над хорватско-сербской границей был обеспечен с помощью ООН, и граница была закрыта наглухо для любых поставок оружия, живой силы и техники из Сербии.

“Переходные полицейские” были вооружены только пистолетами. Никаких других вооруженных людей, кроме миротворцев ООН, на этой территории уже не было и быть не могло — регион был полностью демилитаризирован.

Демилитаризация была первым шагом мирной реинтеграции — собственно, с нее процесс и начинался. На этом этапе были

выведены все югославско-сербские воинские части,

была закрыта граница для перемещения войск, техники и оружия,

разоружены местные парамилитарные формирования,

было изъято (выкуплено) оружие у населения.

Если же говорить о следующих шагах мирной реинтеграции, то вторым после демилитаризации и было как раз внедрение “переходной полиции”, тех самых “совместных патрулей”.

Для “переходных полицейских” проводились специальные тренинги на нейтральной территории, в Венгрии. Но все равно очень много людей увольнялось по морально-этическим причинам. Участники процесса рассказывают, что мало кто смог переступить через себя и выйти на патрулирование рука об руку с бывшим врагом. Однако такие люди все же нашлись — проект был реализован. Главное, почему это стало возможным: обе стороны знали, что вопрос решен, мирной интеграции быть и теперь нужно просто технически обеспечить этот процесс.

Контроль границы, демилитаризация, “переходная полиция” — это, конечно, же не исчерпывающий перечень реинтеграционных мероприятий. После запуска “совместных патрулей”, то есть после обеспечения безопасности местных жителей, в регион вернулись беженцы. На следующем этапе были проведены выборы в местные органы власти. Местные сербы тоже принимали участие в голосовании, и даже некоторые бывшие руководители сепаратистской республики пришли проголосовать.

Кстати о выборах. Во время поездки по хорватскому Подунавью мы с коллегами спросили у бывших руководителей процесса мирной реинтеграции: “А что если провести выборы на Донбассе до вывода российский войск и разоружения незаконных пророссийских формирований?” “Зачем? — спросили хорваты у нас, сильно удивившись. — Зачем это нужно Украине?” Мы не нашли что ответить.

После выборов была внедрена национальная хорватская валюта — куна. Потом была произведена так называемая конвалидация — частичное признание документов, которые выдавались во время оккупации. Это касалось, например, свидетельств о рождении, смерти, браке, аттестатов и дипломов об образовании.

Заключительным этапом стало “переходное правосудие”. Подозреваемых в преступлениях отправляли в Гаагу — в прямом смысле этого слова. Ордер на арест мэра Вуковара во время оккупации, серба Славко Докмановича, был первым, выданным Гаагским трибуналом. Арестовали и доставили в Гаагу экс-градоначальника с помощью сложной операции при участии спецагентов разных государств.

Однако в то же время Хорватия отказалась от преследования лиц, участвовавших в боевых действиях, но не совершивших доказанных убийств, военных преступлений или преступлений против человечества. Был принят специальный “закон о прощении” (не путать с амнистией).

Участники процесса мирной реинтеграции рассказывают: было неимоверно сложно, и они никогда бы такого не повторили (”хотелось вернуться домой на танке”). Тем не менее все было не зря — за два года работы Временной администрации ООН для Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема (миссия UNTAES), с 15 января 1996 г. по 15 января 1998 г., хорватское Подунавье стало полноправной частью Хорватии. “Республика Сербская Краина”, хорватский вариант ДНР-ЛНР, прекратил свое существование.

Собственно, в этом и был смысл мирной интеграции по-хорватски: ранее оккупированная территория возвращалась в состав Хорватии без какого-либо особого статуса. Лишь сербам были гарантированы особые права как национальному меньшинству, но защита меньшинств распространяется и на другие регионы и касается не только сербов, но и представителей других национальностей (например, венгров и украинцев).

Мирная реинтеграция хорватского Подунавья — редкий пример деоккупации территории без боевых действий. Однако вряд ли отдельные элементы, позаимствованные из в целом успешного кейса, гарантируют такой же успех.

“Совместное патрулирование” НЕ СМОЖЕТ обеспечить безопасность без предварительной и полной демилитаризации региона и НЕ ЗАМЕНИТ администрацию ООН с 5 тыс. миротворцев, бюджетом в $435 млн и американским генералом в качестве руководителя. А без этих шагов идеи о “совместных патрулях с милицией ОРДЛО” будут вызывать — как сейчас и произошло — лишь недоверие и подозрение в зраде.

Наталья ИЩЕНКО

Добавить комментарий

Автор:

Введите Код, указанный на рисунке
 




Новини

23:00 - Главы Минфина и Минздрава подали в отставку
17:36 - Вирусная конкуренция. Как в крупных городах юго-востока объявили войну губернаторам Зеленского
17:36 - Фиктивная дистанционка и дорогие репетиторы. Как украинские школьники учатся на карантине
17:24 - МОЗ України оновив алгоритми надання допомоги хворим на COVID-19 у домашніх умовах
16:42 - На Чернігівщині провели позапланову перевірку управління Держпраці у Чернігівській області за скаргою суб’єкта господарювання
14:00 - ЕБРР спрогнозировал рецессию экономики Украины
13:12 - Оперативна інформація про поширення коронавірусної інфекції COVID-19
13:12 - Віктор Ляшко: МОЗ оновив стандарт надання медичної допомоги хворим на коронавірусну хворобу
13:06 - Закарпатские таможенники с элитными домами и машинами продолжили работать в новой Таможне Максима Нефьодова
13:06 - Правительство завершило предварительную подготовку поправок в госбюджет
12:12 - Задолженность по зарплате в феврале сократилась на 0,5%
12:12 - Объемы продаж холдинга Виктора Пинчука снизятся вполовину
11:18 - “ArcelorMittal Кривой Рог” за 5 лет направит 1,5 млрд долларов на развитие
11:18 - Рада готовит закон о поддержке пострадавшего от карантина бизнеса
11:06 - Держприкордонслужба: Пасажиропотік на кордоні зменшився більш як вдвічі
10:24 - Антимонопольный комитет рекомендовал упростить получение статуса защищенного потребителя электроэнергии
10:24 - Кабмин сохранит предусмотренную в бюджете поддержку аграриев на 4 млрд гривен
09:30 - Причин для объявления дефолта по обязательствам Украины нет, — НБУ
08:36 - Турция и Украина намерены сохранить текущие объемы торговли
08:36 - США поможет Украине бороться с коронавирусом целым миллионом долларов
20:51 - Ринок цементу в Україні: як своєчасні антидемпінгові мита сприяють економіці під час пандемії
19:56 - Державний борг в лютому 2020 року: зменшення боргового навантаження
19:53 - Компанія Ахметова ДТЕК оголосила дефолт і запропонувала кредиторам переглянути умови виплату боргів.
19:24 - Надійність постачання газу споживачам - під контролем газовиків
19:24 - У медичних закладах буде організовано харчування медиків
19:24 - Природа має значення - сьогодні година Землі
19:18 - Прорвемося?
19:00 - ДТЭК: никогда такого не было, и вот опять
18:30 - Оперативна інформація про поширення коронавірусної інфекції COVID-19 28 березня 2020
15:12 - З 29 березня в Україні запроваджується літній час


Більше новин

ВалютаКурс
Австралійський долар17.0254
Канадський долар19.9759
Юань Женьмiньбi3.9718
Куна4.0589
Чеська крона1.1309
Данська крона4.1418
Гонконгівський долар3.6356
Форинт0.086901
Індійська рупія0.37673
Рупія0.0017429
Новий ізраїльський шекель7.8478
Єна0.25912
Теньге0.063243
Вона0.023275
Мексиканське песо1.2014
Молдовський лей1.5619
Новозеландський долар16.7224
Норвезька крона2.6339
Російський рубль0.35783
Саудівський рiял7.4935
Сінгапурський долар19.6329
Ренд1.6004
Шведська крона2.8017
Швейцарський франк29.2158
Єгипетський фунт1.7889
Фунт стерлінгів34.4974
Долар США28.183
Бiлоруський рубль10.9181
Азербайджанський манат16.6409
Румунський лей6.3901
Турецька ліра4.3657
СПЗ (спеціальні права запозичення)38.4569
Болгарський лев15.826
Євро30.9027
Злотий6.8301
Алжирський динар0.20442
Така0.28946
Вірменський драм0.051379
Іранський ріал0.00058548
Іракський динар0.020664
Сом0.35204
Ліванський фунт0.016312
Лівійський динар17.415
Малайзійський ринггіт5.8341
Марокканський дирхам2.5537
Філіппінське песо0.48228
Донг0.0010581
Бат0.77962
Дирхам ОАЕ6.6948
Туніський динар8.6081
Узбецький сум0.0025813
Новий тайванський долар0.8119
Туркменський новий манат7.0257
Ганське седі4.4547
Сербський динар0.22954
Сомоні2.5403
Ларі8.8533
Бразильський реал5.4721
Золото45844.44
Срiбло407.03
Платина20875.43
Паладiй66082.65

Курси валют, встановлені НБУ на: 30.03.2020

ТікерOpenMaxMinCloseVolume
CEEN777711900.00
DOEN24.524.524.524.56125.00
KVBZ222222222200.00

Дані за 27.03.2020