Ефим Звягильский: “Моих ребят забрали на подвал. Я звонил Кобзону”

14.01 20:18 | LB.ua

В октябре 2014 года Ефим Звягильский восьмой раз избрался в Верховную Раду. Восемь из восьми – он был депутатом всех созывов, кроме последнего – текущего. Причем для победы в 2014-м ему понадобилось всего 1452 голосов «за» - 45-й донецкий округ сильно «порезали» буквально накануне кампании.

 

Вскоре после описываемых событий я инициировала это интервью. Идея была – обсудить гонку, текущую политическую ситуацию, поговорить о событиях на Востоке. Звягильский журналистов не очень жаловал, но на разговор со мной согласился. При условии, что "ты напишешь все, как есть, ничего не перекрутишь". Мы встретились в его кабинете на Липской, в здании комитетов ВР, однако с самого начала разговор пошел не по плану. То есть начали, как и задумывалось, с выборов, депутатства, отношений с Президентом Порошенко, но очень скоро Ефим Леонидович стал перескакивать на другие темы – захват Донецка русскими, работу в шахте, лихие 90-е, бегстве в Израиль. По сути, пересказывал мне свою жизнь. Я слушала, не перебивая, но потом мягко возвращала «в рамку». Он послушно «возвращался», но через минуту снова переключался на воспоминания.

Я злилась, понимая, что запланированного материала из этих разрозненных фрагментов точно не получится. С другой стороны, осознавала, что больше никогда и никому он «под запись» этого не скажет; что Звягильский – человек-эпоха, один из первых «угольных генералов» Донбасса, отец-основатель Партии регионов и «донецкого клана» - в политическом его понимании. И что такие его воспоминания – на вес золота.

 

Через пару дней после интервью, Ефим Леонидович мне позвонил. «Знаешь, - говорит, - давай сейчас не будем текст наш печатать. Что-то слишком много я тебе рассказал». «В смысле не будем?! Нет-нет, мы так не договаривались! А как же: "напиши все. Все-все, не перекручивая»? - взвилась в ответ. «Ну, разве вот ту часть первую, где про выборы и про шахту еще немножко, а остальное давай потом». «Потом это когда? Что вы говорите такое?» - настроена я была воинственно. «Потом, это значит попозже - философски протянул Звягильскийя - Я же не молодой человек, да. Время быстро летит. А запись-то у тебя останется. Вот, потом и напечатаешь».

Посыл был понятен. 

Я, конечно, упиралась, ругалась, спорила, но Ефим Леонидович стоял на своем – не требовал, но мягко просил, все время повторяя «я не молод, потом напечатаешь».

В итоге я сдалась – интервью вышло в сильно усеченном виде (приблизительно в половину). Видео – аналогично.

 

Прошло семь лет. В этом году, готовя цикл «Уроки Независимости» - к тридцатилетию страны, мы в редакции говорили о том, что хорошо бы записать, в ряде прочих, интервью Звягильского.

Не со знаком минус. Не со знаком плюс. Просто как с ярким свидетелем эпохи, порождением которой был. Противоречивый, очень неоднозначный.

С одной стороны, его «Засядько» считалась чуть ли не наиболее передовой шахтой края - там платили самые высокие зарплаты, предоставляли то, что сейчас называется «соцпакетом». С другой, именно на Засядько чаще всего случались аварии с большим количеством человеческих жертв – по этим черным показателям они тоже лидировали.

С одной стороны, на Засядько рабочие реально обеспечивались собственным жильем, причем довольно оперативно – Звягильский лично занимался вопросами строительства. Одна из улиц Донецка еще при жизни была названа его именем (район поселка «Ефимовка» - тоже одноименный). С другой, это не уберегло его от необходимости спасаться из родного города бегством в 2014-м.

С одной стороны, он был близким соратником Виктора Януковича, одним из главных архитекторов бело-голубой идеологии, заложившей благодатную почву для российской агрессии. От которой сам же и пострадал. Для боевиков, как выяснилось, авторитетов не существовало. Когда летом 2014-го помощников Ефима Леонидовича забрали «на подвал», он – чтобы их вызволить – вынужден был просить о вмешательстве Йосифа Кобзона (они дружили). Потом – покидать Донецк на рассвете, окружными путями, минуя блокпосты.

В 2014-м он еще надеялся на «благоразумие Путина», но очень скоро начал помогать украинским воинам, сражающимся против агрессора – покупал раненым дорогостоящие протезы.

Да, все это умещалось в одном человеке.

 

Итак, весной я вспомнила о старой «заготовке». Думала, позвоню Ефиму Леонидовичу, предложу доработать текст на имеющейся базе – если уж уходить в воспоминания, то нашему интервью явно не хватало вопросов про проблемы с безопасностью на Засядько, про массовые шахтерские забастовки начала 90-х, коррупционные скандалы в статусе и.о. Премьер-министра, убийствах Брагина и Щербаня и т.д. 

Но он уже начал болеть, время шло, встреча все не складывалась.

Уже и не сложится. 

В субботу, на 88-м году жизни, Звягильский скончался от последствий ковида. Сегодня состоится прощание в Клубе Кабмина, после – похороны на Байковом.

Я вспомнила его «потом напечатаешь». Буквально в ушах сейчас звучит. Это самое «потом» настало. Выполняю договоренность, Ефим Леонидович. Ниже я привожу текст, а также фрагменты видео, без правок и сокращений – так, как было записано в ноябре 2014-го года.

О дружбе с Брагиным, первом капитале Ахметова, ультиматуме Стрелкова для Лукьянченко, «партнерстве» с Александром Януковичем.

Читайте. Это - история. Какой она есть. 

 

Выборы и округ в 2014-м

В восьмой созыв вы избрались с 1452 голосами «за», что составило на вашем округе – где было всего четыре участка – свыше 70 процентов.

Я просил не проводить выборы в Донецке. В округах с 41-го по 45-й.

И встречались ради этого с президентом, насколько я знаю.

Да. Я говорил: не надо сейчас выборы, только людей волновать, вот мир наступит, тогда спокойно довыберем депутатов по этим участкам.

 

Но законодательство не предусматривает автоматических довыборов. Такое решение может принять только ВР – в качестве исключения.

Вот и приняла бы! Я же о чем и говорил. Но меня не послушали. Говорят: по закону, мы обязаны проводить выборы. Ну, так, значит так, значит будут выборы. И когда я понял, что в части моего 45-го округа они тоже пройдут – выдвинулся.

Я там на этом округе пахал-пахал, асфальтировал его, все вопросы решал, людям помогал, с какой, спрашивается, стати мне его уступать не пойми кому? Чтобы он угробил все, что я сделал? Ну, уж нет, это не по мне! 

Так выдвинулся. И когда говорят сегодня, что он такой-сякой, то мне это очень неприятно, конечно, потому что я для своего округа действительно много сделал. А есть такие округа – мы же анализировали – где по четыре-пять тысяч голосов и все, человек – депутат, а он для этого округа и пальцем о палец не ударил.

Откуда же такие разговоры обо мне? Ответ простой: зависть. Есть такое у некоторых, к сожалению. Он, может, тоже депутатом хочет быть, язык у него хорошо подвешен, а сам и дерева за жизнь не посадил.

Как вы встречались с президентом (Петром Порошенко, - С.К.)?

Я не могу сказать, что я к нему близок, вхож. Но все годы, что в Верховном совете работали, очень уважительно друг к другу относились, да. Я вообще всех президентов поддерживал. Ну, кроме Кучмы, конечно.

…Когда я был у Президента в этот раз, я же не один ходил, мы как депутаты были: я, мэр Донецка Лукьянченко, Таня Бахтеева, Валентин Ландик. У нас было много вопросов к нему. Первый и главный – триста тысяч пенсионеров Донецка сегодня не получают деньги. Вместе с тем, нынешнее правительство, Яценюк, используют деньги, заработанные городом Донецком. Где же тут справедливость?! Мы и у Яценюка были с этим вопросом, и у министра финансов, и у Гонтаревой, но пока безрезультатно.

Как вас ЦИК зарегистрировал вообще? Вы же сами признавали, что у вас двойное гражданство, израильское.

Глупости какие! Никогда такого не было! Да, я прожил в Израиле два года и четыре месяца. На этот период мне дали карточки специальную – вроде вида на жительство. Но вид на жительство и гражданство это не одно и тоже. И как только стало понятно, что я возвращаюсь, в тот же день я эту карточку сдал.

Если честно сказать, я в Израиле не жил – мучился. Скучал очень по Донецку, по шахте. Тяжело это было.


(в декабре 1996-го в «Зеркале недели» вышло интервью Юлии Мостовой с Ефимом Звягильским, который тогда уже несколько лет находился в Израиле – в Украине его обвиняли в коррупции, хищении в особо крупных и т.д. Примечательно, что материал был опубликован под заголовком «Умирать я буду дома, в Донецке. Как бы мне не старались помешать». 

Так вот, в этом интервью Звягильский рассказывает, как подавал в Израиле на политическое убежище. Дальше – цитата: «Я обратился в Министерство иностранных дел Израиля с заявлением-просьбой политического убежища. Заявление у меня приняли. После этого меня пригласили, выдали удостоверение личности и объяснили, что в Израиле нет такой терминологии. Если я по национальности еврей, то по израильским законам имею право получить гражданство в этой стране, а при желании могу вернуться в Украину. Таким образом я получил гражданство 23 марта 1995 года. Впоследствии я еще раз убедился в правоте принятого решения, когда бывший генеральный прокурор Дацюк, выступая в прессе, заявил, что еще исполняя обязанности премьер-министра я имел гражданство Израиля. Это ложь. Я могу показать вам документы, чтобы вы лично убедились, каким числом они датированы»).

Встреча с Ахметовым в Женеве. Три друга. Алик Грек и первый капитал Ахметова

(в период гонений на Звягильского, его дочь Стелла и ее муж Владимир Вечерко проживал и в Женеве, - С.К.).

...Я прилетел в Женеву, на встречу с Вечерко. И вот едем мы с ним в машине. А тут по улице, смотрю, Ринат Леонидович идет. «Володя, - говорю, - останови! Вон, Ринат идет». Ну, машину он где-то припарковал, и мы пошли все вместе в гостиницу «Президент» - Ринат там жил. Сидели долго, разговаривали. Я ему все рассказывал, пытался объяснить, доказать, что я не виноват в том, в чем меня обвиняют.

Была потребность выговориться?

Да. И чтоб он меня услышал. Я же ничего подлого не сделал, нигде ни у кого ничего не украл. За что же так со мной? Мы долго говорили. И я попросил его помочь мне вернуться на родину. Ничего важнее этого для меня тогда не было.

 

Он помог?

Конечно. Там потом комплекс факторов сыграл, но Ринат он такой – всегда помогает, чем может.

А с Аликом покойным мы в близких отношениях были, хороших. Я ему когда-то помог тоже по бизнесу.

Ситуация какая: когда я стал мэром Донецка, в городе была проблема с хлебом. Люди стояли в длиннющих очередях. Почему очереди, почему хлеба нет, начинаю разбираться. В общем получается, что главная причина – пустая казна. Где денег взять? Вариант один: заработать. Приезжаю в «Проминвестбанк» - а я с ним в очень хороших отношениях был, очень (в то время руководителем банка был его основатель Владимир Матвиенко, - С.К.). Говорю: дай городу взаймы 10 миллиардов по ставке десять, помоги. Он соглашается, дает. Я тут же, у него в банке, их оставляю по ставке 20. Разница – в казну. Деньги нереальные получаются. Но это еще не все. Думаю: где бы еще поднажать, денег для города раздобыть. У меня же полмира в друзьях. Полмира. И вот мы вместе с американцами создаем Первый украинский международный банк (ПУМБ, - С.К.).

Три друга нас было: Булянда, Толик Бандура и я, Ефим. Я один остался. 

(Александр Булянда, «Азовсталь», красный директор, был депутатом Верховного Совета УССР, скончался в 2006-м. Анатолий Бандура, Азовское морское пароходство, также был депутатом первого созыва, убит в Киеве в 2005-м году, преступление до сих пор не раскрыто, - С.К.).

 

Как депутатами избрались – жили мы с ними в гостинице Киев. Приходим после сессии, а помощник мой, Гришка, еще глуховат был немного, уже и стол приготовит. Сковородка такая огромная была, вот он картошки нам нажарит, колбаски нарежет, по чарке поставит. Мы, сядем, все вместе, посидим. Гришке-то сейчас, оказывается, уже тоже за восемьдесят.

Так-то. Да, я про банк. Так вот мы втроем придумали создать банк. Где? В Донецке. А где, спрашивается, в Донецке. Я, говорю, дам помещение. Так мы создали банк, который у Рината Леонидовича сейчас. Нашли Юшко (Игорь Юшко, - С.К.), он был мастером доменного цеха, забрали его к себе. В общем, сделали мы банк.

Ну, мне же для города нужно зарабатывать. И вот я звоню одному своему другу-еврею в Лондон. Говорю, Саша, где бы заработать, подскажи, мне не для себя – для города надо, с хлебом у нас проблемы.

Саша говорит: "Ефимыч, если есть деньги – никаких проблем. Есть ходовой товар – листовой алюминий. В лет идет. И не с рук брать, а в России, на заводе". Ну, давай, говорю, договаривайся. Шахта хорошо работает, я беру деньги под залог, отдаю за этот алюминий, привожу его, продаю и получаю колоссальный навар. Шахте сразу все вернули и в казну огромные деньжищи пошли. 140 миллионов в тот раз, кажется, заработали.

История эта в городе известна стала. И вот звонит мне Алик. Встретиться, говорит, надо. Давай, я ж не против. Меня машина забирает, привозит к нему домой. Захожу. Стол накрыт. Сидит Алик. «Так и так, говорит, ты, кажется, нашел хорошую схему. Поделись, расскажи, мы тоже бизнес будем делать». Ну, что мне скрывать – я все рассказал, как было. «А мы можем так же заработать?» - спрашивает. «Дай мне сутки, - говорю, - узнаю». Связался с Сашей своим в Лондоне, он повторяет: «Никаких проблем, были бы деньги». Ну, я передал это Алику, и они решили попробовать.

Проходит, значит, какое-то время, мне приносят 800 тысяч долларов. Вроде как доля моя. Ну, я человек прямолинейный – послал в довольно грубой форме. Потому что не мои эти деньги, я ж ничего вообще не делал. Меня спросили, что да как, я рассказал, а делать ничего не делал. Словом, отправил я их. Ну, тогда они все деньги между собой и поделили. Насколько я знаю, это был первый раз, когда, в том числе, Ринат заработал очень крупную сумму сразу.

 

Шахта. Начало пути

1955-й год. Я пришел я на шахту – на работу поступать. А начальник шахты, Николаев была его фамилия, царство ему небесное, не берет меня и все. Я ему говорю: «Один еврей к вам в шахту работать идет, и того не берете!» (смеется, - С.К.).

А он никак не хотел брать. Потом на него нажали немного, ну так он когда мое заявление подписывал – с такой силой на бумагу надавил, что даже порвал ее от злости.

Так я начал свой трудовой путь.

 

***

Это было восьмого ноября, на следующий день после праздничной демонстрации. А у нас традиция такая была на шахте Куйбышевская, мы, мало того, что досрочно план выполняли, так еще и елку на ноябрьскую демонстрацию выносили. Ну, и Дед Мороз, Снегурочка – все, как полагается. Тоже досрочно.

Да, значит, идем мы колонной, и кто-то на трибуне – из вышестоящих – спрашивает у городского начальства, указывая на меня, а, что, мол, он еще до сих пор на Куйбышевской? Ну, и на следующий день вызывает меня к себе первый секретарь горкома партии, Миронов покойный. И говорит: «Ефим, надо на Засядько идти».

А что такое тогда была шахта Засядько? Четыре года как план не выполняла, аварийная, все дела. «Василий Петрович, - спрашиваю, - а там хоть уголь есть, на этой шахте?».

В общем, долго мы с ним беседовали. На два часа он меня пригласил, а к восьми вечера уже был назначен. Назначала коллегия. Это ж целая процедура: с обкома партии на коллегию представление нужно внести, коллегию собрать надо, потом она обсуждает.

Словом, к вечеру я был назначен. Возвращаюсь на свою шахту, а там человек 150 народу меня ждет. Мы, - говорят, - с тобой пойдем на Засядько». Как так: просто взять и перейти, а штат, а штатное расписание? Но они так и решили и ушли со мной на Засядько. Мне по этому поводу вышестоящие органы вменение потом сделали.

Жилье для шахтеров

В какое-то из воскресений мы с моим замом пошли посмотреть на шахтерские поселки. Вот, один из них, сейчас в народе Ефимовка называется. Там и улица Звягильского есть.

Да, а тогда приходим, осмотрелись вокруг – пустота, чернота, инфраструктуры вообще никакой. И говорю: знаешь, глаза боятся, а руки делают, надо браться за работу, кто все это наладит, если не мы с тобой. Я ж еще на Куйбышевке жилье шахтерам начал строить. Сперва попробовал двухэтажные дома, потом – пятиэтажные, потом уже девяти. И все это получалось, министр приезжал – ордера вручал, а я скромно так в сторонке стоял.

Очереди квартирные большие были, людей надо было расселять, и решено было, что шахтеры сами себе должны жилье строить. Так и повелось.

С жильем более ли менее решили, так начали телефонизацией заниматься. Потом еще что-то. И вот так ты это делаешь, а работы – как снежный ком – все больше и больше прибавляется. И так оно уже получается, что это становится твоей обязанностью, что не можешь уже это бросить. Вот поэтому меня люди седьмой созыв подряд и избирают. Мне не нужно перед ними речи произносить – по делам знают.

 

***

Я долго живу, и что мне дала моя долгая жизнь, так это уважение и любовь к людям. Это – самое главное. Все свои годы я очень много делал для людей.

Раньше как бывало: если кто на поселке – бригадир там или мастер, словом, уважаемый человек - зарежет какую скотину, все за столом собирались. И я, директор шахты, тоже мог прийти, сесть вместе с ними, съесть кусок кровянки, стакан водки выпить. И это – жизнь, понимаешь. А в Верховный Совет я и не собирался вовсе. Когда все только началось…

…У меня есть приемная, несколько приемных, там сидят помощники – принимают людей, отвечают на звонки и т.д. Каждая проблема фиксируется в специальном журнале – всему должен быть учет. Когда я сам прием веду, обязательно на приеме еще главврач нашей больницы, начальник ЖЭКа, милиции, прокурор – ну, все, чтобы оперативно вопросы решались.

И если обращается 100 процентов людей, то просьба 90 из них будет удовлетворена. Все, что можно, будет сделано. Такой у меня итог в жизни.

Я много что могу вспоминать. И я так скажу: это большое счастье – получать в жизни удовольствие от того, что ты сделал что-то полезное.

Купировать конфликт на Донбассе. "Я преклоняюсь перед Коломойским"

Когда это все только случилось – когда ОГА только захватили – это все можно было прекратить за один вечер.

Мы собрались втроем: мэр города, я и еще один человек (совершенно несложно догадаться, о ком идет речь, - С.К.). Тогда как раз Аваков незадолго до этого подписал указ о расформировании «Беркута». Так, говорю, где этот «Беркут», сюда их всех – зарплата, квартиры, довольствие, что угодно, пусть только избавят нас от этой нечисти. Бабки – не вопрос. Все, кто там живет, весь бизнес – все бы скинулись, и живые, и мертвые. Нам срочно нужен был свой…

Батальйон?

Ну, да, что-то вроде того. Хотя бы только временно. Чтобы пришли несколько тысяч специально подготовленных людей и вымели бы их из администрации, никаких бы проблем не было.

Но к моему мнению тогда не прислушались.

В этом смысле я преклоняюсь перед Коломойским.

За то, что он создал свою частную армию?

Да, за его мозги, решительность. Какой он человек и как бизнес раньше вел, порядочно-непорядочно ли, этого я не знаю, но факт в то, что он тогда быстро сориентировался, правильно оценил обстановку и принял правильное решение.

 

Мир на Донбассе. "Надеюсь на здравый ум Путина"

Неужели вы верите, что скоро мир наступит?

Не жить с надеждами на лучшее, тогда и жить-то какая цель.

На что же вы, с точки зрения урегулирования конфликта, возлагаете надежду?

На здравый ум Путина. И на международную поддержку. Санкции хорошо работают, и если он двинется дальше…

А он, полагаете, двинется?

Думаю, да.

На Киев?

Ну, зачем сразу Киев. Мариуполь, Херсон, Харьков, Запорожье. Возможно – Одесса. Вот так.

 

Последние дни в Донецке: «Моих ребят забрали на подвал. Я звонил Кобзону»

Долгое время я находился в Донецке. Несмотря ни на что. Единственное: машину взял старую, а все нормальные машины попрятал, да в Киев перегнал – их же там у нас просто отбирали.

В какой-то день Стрелков вызвал Лукьянченко. Говорит ему: "Ты должен перейти на сторону ДНР". Ну, Лукьянченко это, понятно, не устраивает, он дипломатично так: "Дайте, мол, подумать, сутки хотя бы, я так сразу не готов". "Хорошо, сутки даю, - кивает Стрелков, - а если не согласишься, я тебя, по законам военного времени, просто расстреляю".

Лукьянченко ко мне – "что делать?". "Ноги уносить, - говорю, - с ними шутки плохи, собирайся и уходи". Самому тоже, думаю, надо уходить. Слишком близко подступили.

По правде, так я это предчувствовал, внутренне был готов. Семья вся давно выехала, я один остался. Почти все время на шахте, в кабинете у себя проводил. Попросил ребят-помощников поехать домой, собрать вещи – дал им ключи. План был такой: они берут, прежде всего, документы – все эти дипломы, свидетельства, награды, потом одежду какую-то, грузят все в две машины и двигаются в Киев, а я уже отдельно еду в Днепр, оттуда на Киев самолетом.

Их трое было, они собрали вещи, сложились и поехали. На блок-посту на окраине города их и задержали. Забрали ключи, мобильные, документы, всё. Машины конфисковали. Их самих – повезли в "СБУ".

Один из моих ребят, каким-то чудом, успел передать информацию. Так я узнал, что их везут на подвал.

Стресс был сильнейший у меня в тот день. Три года не курил – опять за сигарету взялся. Связывался с Москвой, через Москву их освобождал.

 

Насколько я знаю, вы говорили с Кобзоном?

Да, в том числе с Кобзоном. Еще есть человек, еврей в Москве, очень серьезный – у Лужкова за все строительство отвечал, Леонид зовут. Ну, ты его не знаешь.

Так вот.

К семи часам вечера моих ребят выпустили. Наручники сняли – выпустили. Мы встретились все вместе. Ясно, что оставаться в Донецке больше нельзя. Переночевали в одном месте и на рассвете выехали на Киев. Одна из машин еще с киевскими номерами была, та еще проблема. Окружными дорогами двигались, но добрались.

А сейчас, когда на округ надо было ездить, я на поезде. Хороший поезд, новый такой. Я давно поездами не ездил, а тут мне понравилось. В Константиновке меня встретили, мы абсолютно спокойно прошли все блок-посты – только паспорт свой украинский я показывал и все, больше никаких удостоверений.

О боевиках: "Весь силовой блок – приезжие. Весь"

Несколько раз за это время «Засядько» останавливалась, обесточенная. В то время как под землей находились люди.

Да, было несколько раз такое. Электричество выключалось и все.

 

Я к чему веду: неужели никак нельзя – с вашим-то авторитетом – попытаться договориться с так называемыми «ополченцами», во всяком случае в первые месяцы конфликта, чтобы шахту не трогали, чтобы вокруг была бы некая буферная зона? Еще раз: хотя бы в первые месяцы.

Нет, нельзя было. Ничего нельзя было сделать.

Пытались хотя бы?

Конечно.

Рассказывали, в начале противостояния – когда «Оплот» еще позиционировался как охранная структура – вы с ними контактировали на предмет частной охраны.

Я не знал их и с ним не контактировал. Слышал, что есть такой Захарченко, а кто он, что он – откуда мне знать.

То есть он вам охрану не обеспечивал?

Я же сказал, что нет.

Кто сейчас составляет ядро у боевиков?

Весь силовой блок – приезжие. Весь.

 

Эпоха Виктора Януковича. "С такими генами, нельзя было выбирать человека Президентом"

Возвращаясь во времена не столь недавние. Виктор Янукович

Больной он человек.

В смысле?

Имел все. И так бездарно все потерял. Алчность, алчность его сгубила. С такими генами, нельзя было выбирать человека Президентом. 

Неужели? Вы же его активно поддерживали. А теперь – гены. Тогда, что ли, о генах не знали?

Ну, не все я знал. И в целом…

Что в целом? Вы ему говорили в глаза о его алчности?

Я - из тех, кто мог себе позволить говорить вслух что угодно.

…Было заседание фракции в Администрации Президента, как сейчас помню, да, я вышел и говорю: а что это за «смотрящие» у нас появились, как вообще это может быть? Какие смотрящие в металлургии, угольной промышленности, откуда это вообще? Где, кстати, Кабинет министров, кто за это отвечает? «Вот», - говорит Янукович, - и указывает на первый ряд. Какой-то паренек поднимается. Министр, оказывается. Но какой же он министр. Если я его не знаю?

Да, было такое. То есть я имел наглость говорить. Имел наглость на дне рождении Януковича, сидя за столом, говоря тост, обратиться потом: сколько можно грабить угольную промышленность.

 

Вы за столом такое Януковичу сказали?

Да, сказал. Еще Азаров присутствовал. Говорю: так нельзя, вы ввозите 12-13 тысяч тонн угля при том, что свой уголь в земле лежит, не правильнее ли на его добыче сосредоточиться? Мы уже угробим своего товаропроизводителя.

И что Янукович?

Коля, ты разберись, Коля (адресовано Азарову, - С.К.)

…Вот, была история. Надоело слушать про то, что мы у русских газ потребляем – своих месторождений достаточно, надо ими заниматься только. И вот я решил заняться. Внимательно изучил вопрос, оценил свои возможности, все потенциальные затраты и т.д. Месторождения для разработки определили в Луганской и Харьковской областях – девять месторождений всего. Но понятно же, что без поддержки сверху, такой масштаб не осилить. Даже не так: поддержки нам никакой не надо было, сами бы справились, лишь бы не мешали.

И вот я напросился на прием к Президенту. Он назначил время. Я подготовился, пришел, начал рассказывать что к чему – иллюстрации, таблицы, все как полагается. Рассказал и о специальном оборудовании, которое мы уже закупили. Одни «мозги» для горизонтального бурения почвы чего стоят, таких в мире-то всего несколько единиц. Он смотрит недоуменно: «Я денег не прошу, - говорю, - Виктор Федорович, просто излагаю, что задумал, чтоб, так сказать, благословили. Чтобы работать спокойно, а не ходить на полусогнутых. Если все пойдет хорошо, через несколько лет у Украины будет свой природный газ». А он мне: «Ты пришел, чтобы я дал тебе компаньона?». Я, честно говоря, не понял к чему это он, давай снова о своем рассказывать, а он опять: «Компаньон нужен»? Тут до меня дошло наконец, если честно, я не ожидал. «Саша с тобой переговорит на эту тему», - он мне говорит. Хорошо, Саша, так Саша. Ладно, жду. Время идет, я Саше не звоню, он мне – тоже. Проходит восемь месяцев. Президент приезжает в Донецк, а я на встречи с Президентом в городе всегда езжу, всегда, да. Ну, я Виктору Федоровичу напомнил, и вот только после этого Саша со мной связался.

Потом приехали ко мне на шахту от него двое ребят каких-то – я им все рассказал о проекте подробно. Они сказали, что передадут информацию.

 

По факту, я получаю «добро» на работу и берусь за оформление девяти месторождений. Сразу после оформления, то ли четыре месторождения, то ли пять – сейчас точно не помню - забирают себе люди Саши. Правда, надо отдать должное: копейка в копейку за все рассчитываются. Но, тем не менее, лицензии-то я получал.

Вам еще повезло. Многие из тех, кому довелось вести крупный бизнес во времена Виктора Януковича, вспоминают фразу Александра Викторовича. Эдуард Прутник, например. Конкретно: «У нас нет бизнеса 50/50. Есть бизнес 80 на 20, хочешь – бери менеджируй, управляй, 20% - твои».

Еще раз: со мной – копейка в копейку рассчитались.

Пытался ли Янукович выйти на вас сейчас, уже после бегства?

Нет.

А если бы позвонил, что бы вы ему сказали?

Послал бы. Очень далеко.

Добавить комментарий

Автор:

Введите Код, указанный на рисунке
 




Новини

12:12 - Відділ комунікацій з громадськістю управління інформаційної взаємодії Головного управління ДПС у Дніпропетровській області (територія обслуговування:(Новокодацький, Чечелівський та Центральний район міста Дніпра)
12:05 - Великобритания разрабатывает план депутинизации мировой экономики
12:05 - “Запорожсталь” Рината Ахметова расконсервировала 48 тепловозов
12:05 - МБРР профинансирует госслужбу Украины почти на полмиллиарда долларов
12:05 - Украина в январе-апреле снизила экспорт железной руды на 9%
12:05 - США и Европа разрабатывают маршруты для вывоза украинского зерна
12:05 - “Газпром” увеличил транзит газа через Украину
11:20 - Закон України № 1914: зміни в обліку витрат на сплату роялті при визначенні об'єкту оподаткування
11:19 - Закон України № 1946: деякі особливості збільшення фінансового результату до оподаткування у разі взаємовідносин з резидентами Дія Сіті
11:18 - Підстави для відмови у реєстрації платником єдиного податку 3-ї групи за ставкою 2 %, якщо заборонено проведення камеральних перевірок
11:16 - Сплата рентних платежів у січні – квітні 2022 року до місцевих бюджетів Дніпропетровської області зросла майже на 677 млн гривень
11:15 - Щодо нового механізму розподілу акцизного податку з роздрібного продажу тютюнових виробів між бюджетами місцевого самоврядування
11:14 - Юридичні особи Дніпропетровської області з початку 2022 року до місцевих бюджетів сплатили понад 211,2 млн грн податку на нерухомість
11:13 - Яким чином для суб’єкта господарювання підтверджуватиметься факт передачі даних від ПРРО до фіскального сервера?
11:10 - Оккупанты украли 20 тыс тонн зерна в Бердянске
11:10 - Вместо Мариуполя Ринат Ахметов построит металлургический завод в Италии
11:10 - Руководитель PR-департамента “Эпицентра” вспомнила, что она — самостоятельный и свободный человек
11:10 - Минобразования объяснило, кто имеет право на льготные кредиты на учебу и социальные стипендии
11:10 - Евросоюз придумал, на каких условиях выделит Украине деньги для восстановления после войны
10:50 - Мінцифри закликає повідомляти про окупантів в чатбот єВорог
10:50 - Наталія Алюшина: МБРР профінансує держслужбу України на $492 млн
10:50 - Оперативна інформація щодо роботи піротехнічних підрозділів ДСНС
10:50 - Загальні бойові втрати противника з 24.02 по 18.05
10:50 - В Україні відновлено програму оренди державного майна з пільгами та знижками на час воєнного стану
10:50 - Держприкордонслужба інформує про ситуацію у пунктах пропуску на західному кордоні
10:50 - Понад 5 800 звернень замовників опрацьовано ДІАМ за період воєнного часу
10:50 - У Львові поліцейські організували майстер-клас з вишивки для дітей-переселенців
10:50 - Перші кроки до інтеграції України до архівної спільноти ЄС
10:32 - ВІДДІЛ КОМУНІКАЦІЙ З ГРОМАДСЬКІСТЮ УПРАВЛІННЯ ІНФОРМАЦІЙНОЇ ВЗАЄМОДІЇ ГУ ДПС У ДНІПРОПЕТРОВСЬКІЙ ОБЛАСТІ (ТЕРИТОРІЯ ОБСЛУГОВУВАННЯ СОБОРНОГО ТА ШЕВЧЕНКІВСЬКОГО РАЙОНІВ М. ДНІПРА) ІНФОРМУЄ!
10:23 - ВІДДІЛ КОМУНІКАЦІЙ З ГРОМАДСЬКІСТЮ УПРАВЛІННЯ ІНФОРМАЦІЙНОЇ ВЗАЄМОДІЇ ГУ ДПС У ДНІПРОПЕТРОВСЬКІЙ ОБЛАСТІ (ТЕРИТОРІЯ ОБСЛУГОВУВАННЯ СОБОРНОГО ТА ШЕВЧЕНКІВСЬКОГО РАЙОНІВ М. ДНІПРА) ІНФОРМУЄ!


Більше новин

ВалютаКурс
Австралійський долар20.5764
Канадський долар22.8171
Юань Женьміньбі4.3504
Куна4.0996
Чеська крона1.2485
Данська крона4.1447
Гонконгівський долар3.7269
Форинт0.079849
Індійська рупія0.37768
Рупія0.0019973
Новий ізраїльський шекель8.7128
Єна0.22625
Теньге0.067383
Вона0.022955
Мексиканське песо1.4651
Молдовський лей1.5383
Новозеландський долар18.6354
Норвезька крона3.0318
Російський рубль0.44918
Сінгапурський долар21.1425
Ренд1.8285
Шведська крона2.959
Швейцарський франк29.4834
Єгипетський фунт1.602
Фунт стерлінгів36.5262
Долар США29.2549
Білоруський рубль10.6335
Азербайджанський манат17.2341
Румунський лей6.2336
Турецька ліра1.8619
СПЗ (спеціальні права запозичення)39.2262
Болгарський лев15.7717
Євро30.842
Злотий6.6396
Алжирський динар0.20137
Така0.3384
Вірменський драм0.064543
Домініканське песо0.53264
Іранський ріал0.00069655
Іракський динар0.020038
Сом0.35633
Ліванський фунт0.019406
Лівійський динар6.1069
Малайзійський ринггіт6.7195
Марокканський дирхам2.9285
Пакистанська рупія0.15755
Саудівський ріял7.799
Донг0.001274
Бат0.85561
Дирхам ОАЕ7.9649
Туніський динар9.4836
Узбецький сум0.0026168
Новий тайванський долар0.99385
Туркменський новий манат8.3585
Сербський динар0.26221
Сомоні2.3413
Ларі9.5918
Бразильський реал5.9196
Золото53692.98
Срібло638.93
Платина28021.22
Паладій59460.88

Курси валют, встановлені НБУ на: 18.05.2022

ТікерOpenMaxMinCloseVolume
225668920.73920.73920.73920.73139950.96
225791955.79955.79955.79955.7930585.28
2258091043.881043.881043.881043.8882466.52
225866981.88981.89981.88981.8974623.14
2259081006.951006.951006.951006.957048.65

Дані за 17.05.2022