Порошенко, Януковича или Кучмы? Чей путь “по делам религий” выберет Зеленский

21.08.2019 17:36 | Укррудпром

Деловая столица, 21 августа 2019. Опубликовано 16:52 21 августа 2019 года На фоне заявлений Зеленского о самоустранении власти от вопросов церкви и религии звучат предложения возродить орган по делам религий на уровне ЦОИВ

Нужен ли кому госкомитет?

К возвращению государственной религиозной политики в формате Государственного комитета по делам религий призывают религиоведы и представители государственной власти, которые до сих пор занимались этими вопросами профессионально. Их аргументы выглядят довольно убедительно: в условиях гибридной войны, в которой активно задействован церковный вопрос, в условиях очень сложной религиозной карты страны, на которой насчитывается огромное количество разнообразных религиозных организаций, представляющих великое множество верований и течений, государство не может себе позволить пустить эту часть общественной и политической жизни на самотек. Религия оказывается важной составляющей массы конфликтов — от межличностных до межгосударственных. Церкви представляют собой сложные организмы, способные сплотить, разобщить, довести ситуацию в обществе до острого конфликта. Наконец, “русский мир” — идеология, признанная в украинском обществе едва ли не главной причиной наших бед, — ассоциируется именно с церковью. А государственная независимость оказалась плотно переплетена с независимостью церковной.

Волнение о судьбе религиозного вопроса в системе госполитики легко понять и на фоне президентских заявлений о “полном невмешательстве” и соблюдении принципа разделения церкви и государства, и на фоне слухов о намерении новой власти сократить гуманитарные ведомства. Если несколько министерств, в том числе Министерство культуры, в системе которого находится департамент по делам религий, будут сведены в одно, то останется ли в нем место для соответствующей службы и насколько заметное? О том же, что в новом составе Верховной Рады не будет профильного комитета — по культуре и духовности, который до сих пор ведал вопросами религии в украинском законодательстве, — уже известно. То есть госполитику в вопросах религии ожидает двойной удар — и на уровне законодательной, и на уровне исполнительной власти.

Притом что сама эта сфера настолько тонкая, сложная, от большинства телезрителей далекая и с ее помощью так легко манипулировать массами, что, повторимся, пускать церковную политику на самотек в воюющей стране кажется просто безумием.

Но такая постановка вопроса сама по себе манипуляция. Держать церковный вопрос в поле зрения государства, безусловно, нужно. Но в каком ключе государство может следить, строить свою политику или даже вмешиваться в этот деликатный вопрос? И самое главное, так ли нужен для этого орган в системе Центральных органов исполнительной власти (ЦОИВ), то есть в статусе госкомитета по делам религий?

Contra

Есть сразу несколько аргументов против создания такого органа, даже помимо отвращения обывателя перед любым наращиванием бюрократии.

Первый — эмоционально-исторический. Комитет по делам религий — детище тоталитарного режима, создан был во времена воинствующего атеизма, его основной функцией было не допускать распространения религии и роста церковного авторитета в обществе. Времена как будто уже не те, ситуация давно изменилась и приоритеты госполитики тоже, но осадочек остался. Да и что значит приоритеты изменились? Наличие органа, смотрящего за религиозными организациями и церквями, означает, что государство по-прежнему бдит, имеет свои цели и интересы в церковной сфере и намерено их преследовать и отстаивать.

Второй аргумент — историко-технический. Госкомитет по делам религий существовал в независимой Украине до 2005 г. — его распустил Виктор Ющенко, став президентом, под давлением украинских церквей (в своем отношении к Госкомрелигий украинские конфессии проявили редчайшее для них единодушие). Звездным часом этого органа был период правления Леонида Кучмы, который, как известно, к религии был довольно равнодушен, но считал церковную политику вопросом государственной важности. В этом не было его прямой вины — это, во-первых, наследство СССР, во-вторых, церковный вопрос в Украине был сильно политизирован еще с зари независимости. Наконец, в-третьих, Кучма не понаслышке знал, какие неприятности может доставить церковь, — в начале его первой президентской каденции произошло кровопролитное столкновение в центре Киева между милицией и верующими УПЦ КП, которые хотели во что бы то ни стало похоронить почившего патриарха Владимира Романюка на территории Софии Киевской. Злые языки утверждают, что этот акт церковного неповиновения был “дубинкой”, которую патриарх Филарет показал президенту Кучме, в то время очень откровенно хромавшему на московскую ножку. Зарядившись негативом с самого начала каденции, Кучма не пожалел сил и выстроил церковную политику таким образом, чтобы ни одна из украинских конфессий не могла слишком сильно потревожить власть. С этой целью Госкомрелигий успешно сформировал и реализовывал политику сдержек и противовесов.

Наконец, третий, чисто технический аргумент. Какие, предположительно, должны быть функции нового госкомитета? Чем непосредственно он должен управлять и/или с чем управляться? Каждый центральный орган исполнительной власти имеет поле непосредственного влияния — сеть подконтрольных и подотчетных институтов, организаций, предприятий и т. д. Но орган по делам религий не может непосредственно влиять на религиозные организации. То есть на его долю остаются функции мониторинга, экспертные оценки и рекомендации и законодательная инициатива. Это все важные функции, но для них не нужен всенепременно новый орган в системе ЦОИВ. Можно при желании обойтись без реанимации госкомрелигий и при этом не пустить на самотек церковную политику.

Pro и снова Contra

Мониторинг религиозной ситуации ведут и способны вести несколько уже существующих — в том числе в госаппарате — институтов. Например, Национальный институт стратегических исследований и Украинская ассоциация религиоведов (УАР) при Институте философии НАНУ. Создать на базе этих институтов государственный экспертный совет со своим кругом задач, финансированием и календарем докладов в Кабмине и в парламенте куда экономнее и рациональнее, чем создавать очередной госкомитет.

Что же до законодательства, то куда более важным, чем создание нового органа в системе ЦОИВ, было бы сохранить (или создать новый) профильный комитет в Верховной Раде. Который мог бы изучать результаты мониторинга и экспертные рекомендации, а также обращения негосударственных организаций и структур, таких как УАР, Институт религиозной свободы или Центр религиозной безопасности, и на их основе корректировать законодательную базу.

Наконец, можно ввести институт религиозного омбудсмена — у нас теперь, кажется, входит в моду специализация для омбудсменов — для отслеживания ситуации с реализацией свободы совести.

Но главное, конечно же, не это. Всех волнуют религиозные конфликты. Ими пугают, на них уповают, ими интересуются и прикидывают, что с ними делать. Но для разрешения большинства конфликтных ситуаций достаточно полномочий у судов и правоохранительных органов. А в особо сложных случаях можно получить консультацию в экспертных кругах (практика привлечения эксперта — обычная). Но в подавляющем большинстве конфликтных случаев специальные знания и умение ориентироваться в церковной ситуации совершенно не нужны. В спорах за храм могут разбираться суды, в ДТП и драках — полиция, в распространении вражеской пропаганды — прокуратура и СБУ, в финансовых махинациях — фискальная служба.

Когда все эти органы выполняют свои обязанности в таких, на самом деле, совершенно не церковных ситуациях, невзирая на рясы, купола, проклятия бабушек и толщину конвертов, не нужен специальный орган. Он, пожалуй, даже немножечко мешает, потому что самим своим существованием как бы заявляет о том, что церковь — что твой Восток — дело тонкое и тут с обычными мерилами обычного законодательства и судопроизводства лезть нельзя. Пока будет действовать это странное суеверие, ставящее церковь и религиозные вопросы вне обычного правового поля, пока церкви и религиозные организации будут находиться в правовой тени, ни один специальный орган в системе ЦОИВ ничего не исправит.

И даже не подумает исправлять. Потому что в этом случае пропадет сама необходимость в подобном органе, а бюрократия, как известно, не склонна к самоубийству. По этой причине разрешение конфликтов и минимизация рисков, связанных с деятельностью церквей и религиозных организаций, хоть и будет декларироваться подобным органом, но в действительности не будет стоять на повестке дня ребром.

Есть еще один аргумент, который можно было бы привести в пользу комитета по делам религий: именно с 2004 г., когда комитет был распущен, по каналам УПЦ МП пошел сильный поток политической пропаганды. Можно предположить, что, если бы был орган, который бдит, массы негативных последствий этой пропаганды можно было бы избежать. По крайней мере, мем “московские попы” не стоял бы на повестке дня так остро. Но дальнейшая политика в отношении церкви и религий в Украине проводилась бессистемно, хаотически и зачастую в прикладном ключе — каждый политик у власти привлекал церковный ресурс к решению собственных проблем и проводил свою церковную политику в ручном режиме. Так поступал Виктор Янукович, посчитавший, что ему нужен новый предстоятель УПЦ МП, и попытавшийся сместить митрополита Киевского Владимира Сабодана. Так же поступил и Петр Порошенко, добывший для ПЦУ Томос об автокефалии. Результат можно только приветствовать. Но метод оказался сомнительный — либерально-демократические принципы в данном случае были принесены в жертву эффективности.

Но этот аргумент на поверку больше против комитета по делам религий, чем за. Все описанные выше случаи вмешательства государства в церковные дела, и по личным, и по государственным соображениям, — следствие того подхода к церковной политике, который был сформирован при СССР и адаптирован при президенте Кучме и активном Госкомрелигий. Согласно этой политике, если государство заинтересовано, оно может вмешиваться, влиять или, напротив, закрывать глаза на нарушения законов со стороны как отдельных священнослужителей, так и целых церковных институтов.

Украина, несомненно, нуждается во внимании государства к церковным вопросам — тут с экспертами не поспоришь. Но нуждается ли она в реанимации Госкомитета по делам религий — вопрос спорный.

Екатерина ЩЁТКИНА

Добавить комментарий

Автор:

Введите Код, указанный на рисунке
 




Новини

19:42 - Мировые нефтяные котировки возобновили падение на новостях о неибежности пандемии коронавируса
18:48 - В половине проверок в 2019 году ГНС выявила выплату зарплат в конвертах
18:48 - Из-за угрозы санкций США РЖД выйдут из проекта в Иране стоимостью 1,2 млрд. евро
18:48 - НБУ советует Кабмину, как снизить зависимость наполнение госбюджета от колебаний курса гривни
18:47 - Міжбанківські платежі через СЕП будуть доступні у режимі 23/7 з 01 квітня 2020 року
18:42 - Олексій Гончарук: Уряд дав старт «Великому будівництву»
18:42 - Олексій Гончарук: Всі медичні служби держави знаходяться у підвищеній готовності
18:42 - Результати тестів на новий коронавірус у Нових Санжарах: усі 48 громадян здорові
18:42 - Віктор Ляшко: МОЗ запровадив новий алгоритм дій на кордоні, щоб запобігти коронавірусу (COVID-19)
18:42 - На 68 об’єктах у 17 областях вже розпочато дорожні роботи, - Владислав Криклій
18:42 - Оперативна інформація про поширення коронавірусної інфекції COVID-19
18:42 - 2,5 тис інспекторів та 27,6 тис навчальних закладів візьмуть участь у масштабній інформаційній кампанії з протидії коронавірусу
18:42 - Укравтодор та Укрзалізниця координуватимуть логістику під час ремонтів
18:36 - На Луганщині відбувся семінар для підприємців
17:54 - Алексей Гончарук потребовал сменить всех региональных руководителей ГФС
17:54 - Кабмин готовит полный перезапуск ГАСИ
17:54 - Ведомство Тимофея Милованова назвало, сколько будет стоить развитие промышленности в ближайшие три года
17:45 - Декларування 2020: податківці Західно-Донбаського управління проводять виїзні зустрічі
17:45 - Підсумки торгів цінними паперами на Українській біржі за 26.02.2020
17:00 - Норникель первым в российском сырьевом секторе займется токенизацией своих промышленных активов
17:00 - Кабмин избавился от лояльного Игорю Коломойскому руководства “Центрэнерго”
17:00 - “Укртелеком” оценил свою чистую прибыль в минвшем году в 500 млн. гривен
17:00 - Кабмин распределил 5,2 млрд. гривен из Госфонда регионального развития на 402 инвестпроекта
16:56 - Про неефективність в Кабміні
16:36 - 5 березня 2020 р. Голова Держлісагентства презентує публічний звіт діяльності відомства за 2019 рік
16:36 - Олексій Гончарук: Корупцію треба “мочити” системно
16:36 - Уряд запровадив соціальні стипендії студентам, які проживають на лінії зіткнення
16:36 - Понад 200 Героїв України, або члени їх сімей отримають грошову винагороду, – Юлія Соколовська
16:36 - Україна підтримує Декларацію Комітету внутрішнього транспорту Європейської економічної комісії ООН , – Дмитро Абрамович
16:36 - Мінсоцполітики буде здійснювати грошову компенсацію об’єднаним територіальним громадам за виконання функцій фронт-офісу у сфері соціального захисту населення


Більше новин

ВалютаКурс
Австралійський долар16.1907
Канадський долар18.5373
Юань Женьмiньбi3.5117
Куна3.5928
Чеська крона1.0575
Данська крона3.5874
Гонконгівський долар3.1631
Форинт0.078993
Індійська рупія0.34404
Рупія0.001768
Новий ізраїльський шекель7.1619
Єна0.22318
Теньге0.065094
Вона0.020256
Мексиканське песо1.2894
Молдовський лей1.3802
Новозеландський долар15.5227
Норвезька крона2.6253
Російський рубль0.37686
Саудівський рiял6.569
Сінгапурський долар17.6341
Ренд1.6313
Шведська крона2.5326
Швейцарський франк25.259
Єгипетський фунт1.5811
Фунт стерлінгів31.8786
Долар США24.649
Бiлоруський рубль11.0301
Азербайджанський манат14.5551
Румунський лей5.5781
Турецька ліра4.0051
СПЗ (спеціальні права запозичення)33.6916
Болгарський лев13.7015
Євро26.8021
Злотий6.2181
Алжирський динар0.20865
Така0.29481
Вірменський драм0.052297
Іранський ріал0.00059594
Іракський динар0.021033
Сом0.35833
Ліванський фунт0.016603
Лівійський динар17.8297
Малайзійський ринггіт6.1079
Марокканський дирхам2.6026
Філіппінське песо0.49181
Донг0.0010798
Бат0.80289
Дирхам ОАЕ6.8144
Туніський динар8.8804
Узбецький сум0.0026172
Новий тайванський долар0.82769
Туркменський новий манат7.1513
Ганське седі4.5488
Сербський динар0.23519
Сомоні2.5824
Ларі8.6712
Бразильський реал5.8635
Золото40468.48
Срiбло442.69
Платина22757.19
Паладiй67779.57

Курси валют, встановлені НБУ на: 27.02.2020

ТікерOpenMaxMinCloseVolume
KVBZ20.512420.5121.1183420.00

Дані за 26.02.2020